Размер шрифта
-+
Цвет сайта
Изображения
Вкл.Выкл.
Обычная версия
Версия для слабовидящих

А. П. Чехов и Сахалин

В 2010 году наш народ отмечает 150-летие со дня рождения Антона Павловича Чехова.

Имя Чехова, наряду с именами Александра Сергеевича Пушкина, Михаила Юрьевича Лермонтова, Николая Васильевича Гоголя, Льва Николаевича Толстого, Ивана Алексеевича Бунина, Михаила Афанасьевича Булгакова, составляет гордость и славу великой русской литературы, одно из ее величайших достижений.

Но, говоря об этом, нельзя не отметить, что у сахалинцев к Антону Павловичу особое отношение. Многие из нас помнят о том, что 120 лет тому назад он проделал чрезвычайно трудное и небезопасное путешествие на Сахалин, а потом потратил почти 3 года на работу над самой известной книгой о нашем острове, книгой, благодаря которой о Сахалине знают даже те, кто с трудом сможет отыскать его изображение на карте мира.

И сегодня, говоря о Чехове, мы прежде всего вспоминаем этот важнейший эпизод в жизни великого писателя, эпизод, оказавший огромное влияние как на его творчество, так и на всю русскую литературу чеховской эпохи.

Сегодня, 120 лет спустя после описываемых событий, крайне сложно разобраться в мотивах, которые побудили А. П. Чехова принять решение совершить путешествие на Сахалин. Этот замысел писателя не поддается ни точной датировке, ни однозначному объяснению.

У близких к Антону Павловичу людей сложилось впечатление, что «поездка эта была задумана совершенно случайно». Как вспоминал младший брат писателя Михаил Павлович Чехов, «собрался он на Дальний Восток как-то вдруг, неожиданно».

Однако, читая Чехова, многочисленные материалы о его жизни и творчестве, а также об его окружении, мы видим, что решение писателя отправиться на Сахалин не было случайным.

На первый взгляд конец 80-х годов XIX столетия был для А. П. Чехова счастливым временем. Осталась позади бедность на грани нищеты. Пришел успех и относительный достаток. Уже были написаны и опубликованы такие произведения, как «Каштанка», «Степь», «Скучная история» и многие другие. На сценах обеих столиц и в провинции шла пьеса «Иванов». Колоссальный успех пришелся на искрометные, блестящие водевили «Медведь» и «Свадьба». В 1888 году Чехов становится лауреатом престижнейшей Пушкинской премии. За право публиковать рассказы и повести молодого писателя, которому в январе 1890 года исполнилось всего тридцать лет, боролись самые лучшие издания России.

Но, как ни странно, именно в это, казалось бы, счастливое время Чехов переживает острое чувство неудовлетворенности. Осенью 1888 года он публикует статью, посвященную памяти замечательного русского путешественника Николая Михайловича Пржевальского. Читая ее, мы можем приблизиться к пониманию тех мотивов, которые подтолкнули А. П. Чехова к решению совершить сахалинское путешествие.

Размышляя о жизни Пржевальского, А. П. Чехов отмечал, «такие люди… во все века и во всех обществах, помимо ученых и государственных заслуг, имели еще громадное воспитательное значение… Их идейность, благородное честолюбие, имеющее в основе честь родины и науки, их упорное, никакими лишениями, опасностями и искушениями личного счастья непобедимое стремление к раз намеченной цели, богатство их знаний и трудолюбие, привычка к зною, к голоду, к тоске по родине, к изнурительным лихорадкам, их фанатическая вера в христианскую цивилизацию и в науку делают их в глазах народа подвижниками, олицетворяющими высшую нравственную силу... Изнеженный десятилетний мальчик-гимназист мечтает бежать в Америку или Африку совершать подвиги – это шалость, но не простая... Это слабые симптомы той доброкачественной заразы, какая неминуемо распространяется по земле от подвига. В наше больное время, когда европейскими обществами обуяли лень, скука жизни и неверие, когда всюду в странной взаимной комбинации царят нелюбовь к жизни и страх смерти, когда даже лучшие люди сидят сложа руки, оправдывая свою лень и свой разврат отсутствием определенной цели в жизни, подвижники нужны, как солнце».

Как считают многие исследователи жизни и творчества А. П. Чехова, решение о поездке на Сахалин возникает у него уже летом 1889 года. Именно тогда начинается та напряженная подготовительная работа, которую он проделал в преддверии сахалинского путешествия.

Далеко не все люди из чеховского окружения одобряли его намерения. Так один из самых близких Чехову людей, российский журналист и издатель Алексей Сергеевич Суворин написал ему, что «Сахалин никому не нужен и не интересен». И А. П. Чехов пишет Суворину ответ, читая который мы можем все-таки найти ответ на вопрос, зачем этот замечательный русский писатель поехал на каторжный остров.

«Сахалин может быть ненужным и неинтересным только для того общества, которое не ссылает на него тысячи людей и не тратит на него миллионов. После Австралии в прошлом и Кайены Сахалин – это единственное место, где можно изучать колонизацию из преступников; им заинтересована вся Европа, а нам он не нужен? Не дальше как 25–30 лет назад наши же русские люди, исследуя Сахалин, совершали изуми­тельные подвиги, за которые можно боготворить чело­века, а нам это не нужно, мы не знаем, что это за люди, и только сидим в четырех стенах и жалуемся, что бог дурно создал человека. Сахалин – это место не­выносимых страданий, на какие только бывает способен человек вольный и подневольный. Работавшие около него и на нем решали страшные, ответственные зада­чи и теперь решают. Жалею, что я не сентиментален, а то я сказал бы, что в места, подобные Сахалину, мы должны ездить на поклонение, как турки ездят в Мекку, а моряки и тюрьмоведы должны глядеть, в частности, на Сахалин, как военные на Севастополь. Из книг, которые я прочел и читаю, видно, что мы сгноили в тюрьмах миллионылюдей, сгноили зря, без рассуж­дения, варварски; мы гоняли людей по холоду в кандалах десятки тысяч верст, заражали сифилисом, развращали, размножали преступников и все это сваливали на тюремных красноносых смотрителей. Теперь вся образованная Европа знает, что виноваты не смотрители, а все мы, но нам до этого дела нет, это неинтересно...»

Антон Павлович подошел к подготовке своего путешествия чрезвычайно ответственно. В течение нескольких месяцев он самым тщательным образом изучал литературу, посвященную природе Сахалина, его истории и коренному населению. Перед поездкой в одном из московских магазинов Чехов приобрел большую карту Сахалина.

К весне 1890 года приготовления к сахалинскому путешествию в целом были закончены и 19 апреля 1890 г., сев на Ярославском вокзале на поезд,   А. П. Чехов надолго покидает Москву. Начинается его восьмимесячное полукругосветное путешествие.

В наши дни, когда перелет из столицы России до нашего острова длится не более девяти часов, крайне сложно представить, что еще сто двадцать лет тому назад путешествие до Сахалина было не просто чрезвычайно трудным, но и весьма опасным предприятием.

По железной дороге и на пароходах можно было добраться только до Тюмени. А далее нужно было ехать на лошадях по Сибирскому тракту, по определению Чехова, «самой большой и… самой безобразной дороге во всем свете».

Тяготы пути, плохое питание, холод и сырость в значительной степени способствовали дальнейшему развитию у Антона Павловича чахотки (как в те времена называли туберкулез), той самой болезни, которая, в конце концов, и сведет его в могилу в возрасте всего сорока четырех лет.

Проследовав через Томск, Красноярск, Иркутск, Читу, А. П. Чехов добирается до небольшого городка Сретенск на Шилке. Отсюда начинается его речное плавание по Шилке и Амуру. Посетив Благовещенск и Хабаровску (так тогда называли Хабаровск), 5 июля 1890 года А. П. Чехов прибывает в Николаевск. Три дня спустя на пароходе «Байкал» А. П. Чехов покидает Николаевск и утром 11 июля впервые ступает на сахалинскую землю.

На следующий день по прибытии на Сахалин А. П. Чехов нанес визит начальнику острова, генерал-майору Владимиру Осиповичу Кононовичу. Здесь необходимо отметить, что Антон Павлович приехал на Сахалин в качестве частного лица, не имея какого-либо официального разрешения на посещение каторжного острова. И, конечно, он опасался, что его просто-напросто выпроводят отсюда, не дав выполнить поставленных перед собой задач. Однако сахалинские чиновники не хотели выглядеть в глазах приезжей знаменитости какими-то там ретроградами и «бурбонами». Многие из них были образованы и либеральны, бывали в столицах, читали чеховские рассказы, аплодировали его пьесам. Поэтому нежданный гость был не только любезно принят главой сахалинской администрации, но и получил от него обещание в том, что ему будет оказано полное содействие.

А 22 июля А. П. Чехов был представлен прибывшему на Сахалин Приамурскому генерал-губернатору барону Андрею Николаевичу Корфу, который разрешил ему бывать везде, где он только захочет (в том числе во всех без исключения тюрьмах). Правда, при этом Чехова предупредили, что он не должен общаться с политическими преступниками, отбывавшими наказание на Сахалине.

С этого момента началась напряженная работа А. П. Чехова на каторжном острове. Для того чтобы иметь повод войти в каждую тюремную камеру, в каждую поселенческую избу, поговорить с каждым вольным или подневольным жителем Сахалина, своими глазами увидеть действительно все, А. П. Чехов провел первую в истории Сахалина перепись населения. Из своего путешествия А. П. Чехов привез около восьми тысяч карточек-анкет, в которых сосредоточен огромный материал, рассказывающий о населении острова на рубеже 80–90-х годов XIX столетия. Следует отметить, что материалы чеховской переписи пять лет назад изданы группой сахалинских историков во главе с Александром Ивановичем Костановым.

С конца июля по начало октября 1890 года А. П. Чехов сумел объехать и обойти практически все населенные пункты Сахалина. Он самым тщательным образом осмотрел все тюрьмы, изучил как жизнь ссыльнокаторжных и ссыльнопоселенцев и их семей, так и жизнь и нравы местных чиновников, канцелярских служителей и солдат. Его интересовало буквально все: сахалинский климат, гигиенические условия тюрем, пища и одежда арестантов, жилища ссыльных, состояние сельского хозяйства и промыслов, наказания, которым подвергались ссыльные, положение женщин, жизнь детей и школы, медицинская статистика и больницы, метеорологические станции, жизнь коренного населения и сахалинские древности, работа японского консульства в Корсаковском посту и многое, многое другое.

Три месяца и два дня продолжалась эта невероятная, невозможная для обычного человека работа по изучению Сахалина. И вот, наконец, все осталось позади.

В ночь с 13 на 14 октября пароход Добровольного флота «Петербург» отходит от Корсаковского поста и берет курс на Владивосток. На борту «Петербурга» был и Чехов. Он возвращался домой. На этот раз его маршрут проходил морем. Он прошел вокруг Азии, через Тихий и Индийский океаны (с заходом во Владивосток, Гонконг, Сингапур, Коломбо), Суэцкий канал, Средиземное и Черное моря и 5 декабря 1890 года завершился в Одессе.

8 декабря 1890 года почти восьмимесячное путешествие А. П. Чехова подошло к концу. Но на этом сахалинский проект не был завершен. Вскоре началась новая работа. А. П. Чехов разбирает и систематизирует привезенные им материалы, работает над текстом книги о Сахалине, собирает книги для сахалинских школ, занимается хлопотами по делам своих новых знакомых, оказывает им разнообразную помощь, ведет с ними обширную переписку.

К лету 1893 года работа над текстом сахалинской книги была в целом закончена и в 1893–1894 годах состоялась ее журнальная публикация (в журнале «Русская мысль»), а в мае 1895 года увидело свет первое издание книги А. П. Чехова «Остров Сахалин».

Появление сахалинской книги Чехова имело большое значение для дальнейшей судьбы нашего острова. Писатель привлек внимание к Сахалину и его нуждам как власти, так и общественности. На остров поехали проверяющие и исследователи. Немного меньше стало злоупотреблений чиновников. Было несколько улучшено продовольственное снабжение ссыльных. В значительной степени под влиянием чеховской книги  отменены телесные наказания. И самое главное. Одиннадцать лет спустя после выхода в свет чеховского «Сахалина» была ликвидирована сама Сахалинская каторга, и развитие острова пошло в другом, более перспективном направлении.

С того времени прошло почти сто пятнадцать лет. Чеховский «Сахалин» выдержал многие десятки изданий, переведен на многие европейские и азиатские языки. И сегодня эта книга является одним из самых ценных сахалинских брендов, который привлекает и еще долго будет привлекать внимание всего читающего мира к островной области.

Конечно, за эти годы многое, очень многое на нашем острове изменилось. Однако и сегодня мы читаем чеховские строки, посвященные Сахалину с неослабевающим интересом.

Сахалинцы помнят, читают и ценят Чехова. На сахалинской земле стоят памятники Чехову, в Александровске, в доме, в котором летом 1890 года бывал Чехов, находится Александровский историко-литературный музей «А. П. Чехов и Сахалин», в областном центре – Литературно-художественный музей книги А. П. Чехова «Остров Сахалин». Имя Чехова носит Сахалинский Международный театральный центр.

Начиная с 1990 года в Южно-Сахалинске регулярно (один раз в пять лет) проходят международные научные конференции, посвященные сахалинскому путешествию Чехова и его книге «Остров Сахалин». Ежегодные Чеховские чтения проводит Литературно-художественный музей книги А. П. Чехова «Остров Сахалин».

За минувшие десятилетия в областном центре свет увидели четыре издания чеховского «Сахалина». В настоящее время готовится новое комментированное издание этой книги. И мы не сомневаемся, что чеховская книга будет еще долго востребована как нашими земляками, так и всеми теми, кто так или иначе связан с островной областью. Ведь, несмотря на то, что за последние полтора столетия о Сахалине были написаны тысячи книг, самой первой книгой, о которой обычно вспоминают, услышав название нашего острова, по-прежнему является замечательное произведение Антона Павловича Чехова.

×